Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:51 

Джонатан Стрендж и мистер Норрелл

Дочитала Стренджа и Норрелла. Очень понравилось. Это действительно Остин или Диккенс, в которых добавили фэнтези. Сначала мне вообще казалось, что будто кто-то подглядел мои желания и сплавил классическую английскую литературу с магией -- две любви в одном флаконе. Восхитительное сочетание атмосфер. Потом там, правда, стали появляться вские мрачности, но это ничего. В общем-то это было восхитительно, я бы купила книгу и перечитывала. И английский юмор, и "магия малопочтенна, сэр", и ампирные платья дам, и английские джентльмены. После этой книги лондонский туман будет казаться еще таинственне и волшебнее)
Завтра напишу что-нибудь более вразумительное про сюжет, персонажей, идею и т.д.

@темы: литература, радости

21:02 

"Убийство в доме викария" и "Дом, в котором.." (прочитана половина)

Прочитала "Убийство в доме викария" Агаты Кристи. Очень даже хорошо (ну еще бы), но, кажется, детектив -- таки не мой жанр. Хорошо написано, и юмор есть, и "английскость", и психологизм, и человечность, но все-таки я привыкла к таким детективным рассказам, как у Дойля и Честертона (а, да, отсылка тоже порадовала: "Вам не кажется, что вы начитались Честертона?" -- как-то так): непонятно вообще, КАК можно было это сделать, это что, мистика какая-то? Что это за странные пляшущие человечки? Куда делось оружие и что это вообще было? Это вампир?! и т.д. Чтобы была тайна, вот прямо мозг взравающая тайна, а в конце -- понятное и четкое рациональное объяснение. Вот оно как все просто-то было! А здесь все, в принципе, обыденно так, только несколько странностей. В середине было очень интересно читать. Конечно, я ни о чем не догадалась -- мозгов мало.
***
"Дом, в котором" что-то застрял. Сначала он прямо-таки захватил меня, я не могла оторваться, но потом как-то интерес стал падать, посередине книги я начала смотреть доктора и к дому толком не возвращалась. Я говорила Ире, что книга написана очень хорошо, и я считаю, что она достойна всех премий, которые ей дали, что она достойна того, чтобы остаться в истории литературы. Наверное, так и есть, но теперь, когда прочитана уже половина, меня кое-какие моменты стали раздражать. Мне очень нравились персонажи, отношения между ними, психологизм и глубина, описание детей-инвалидов без слезливости, по-живому, по-настоящему, разветвленность мира. Теперь стало скучнее, кажется, что сюжет топчется на месте (если он вообще тут есть) и таки мне не хватает "речевой характеристики" -- все они, в общем-то, говорят одинаково, у всех похожие особенности речи и похожая манера иронизировать, и это раздражает, именно раздражает. Особенно, когда девятилетние говорят так же, как взрослые. Может, в этом есть особый смысл -- вроде того, что это Дом говорит через них, но пока... пока такая теория кажется бредовой. Это большой минус, и от этого теряется ощущение реальности происходящего. Подожду немного, почитаю другое (хочу начать Стренджа и Норрелла), а потом, глядишь, еще и вернусь.

@темы: литература

23:16 

…А ночью вы приходите ко мне, безмолвные, и смотрите в глаза – все те, кто еще не написан, не выпущен, все, кому не хватило слов. Вы молча показываете мне карту своей страны, где еще так много белых мест – плодов моей лени, вы показываете мне свои волосы, руки и глаза – рассыпающиеся, выцветающие, исчезающие – плоды моего уныния. Вы требуете рождения, вы отстаиваете право быть живыми, вы хотите облечься в плоть и в кровь на страницах книги, стать частью других людей, разлететься по миру, поселиться в сердцах. И когда я смотрю, как солнце садится в море, кто-то из вас (может быть, рыбак – тот самый, что полюбил звезду) плывет под белым парусом и глядит на меня, и молча просит соединить его с любимой. А Роза Ветров, желая отправиться в путь, бродит у заросшей травой дороги и ждет – ждет, когда я отдам ей мои слова; и рыжий Дракон, мечтая стать человеком, прячется в горном ущелье, и молча, молча смотрит на меня, когда я проезжаю мимо; и молодой Волшебник со странным именем Альбатрос все грезит наяву о танце горбатого кита, и, встречаясь мне в чужих строках, зовёт меня, зовёт – туда, на Край Света. А я прохожу, не гляжу на них, ведь гораздо проще насытиться чужими историями, чем создать свою – и я забываю своих детей ради детей приемных, и я оставляю их глаза нераскрашенными, их руки – холодными, их мольбы – позабытыми, их просьбы – не отвеченными. Ни строчки, ни слова, ни буквы, ни звука – ничего не оставляю я им: жестокий холодный бог, забывший своих детей. Когда они зовут меня, я оборачиваюсь и, разводя руками, говорю им пустые слова – о своем бессилии, о своём несовершенстве, о том, что не могу быть их богом, о том, что моё слово так бедно, так слепо и так ненужно. Я любуюсь их красотой и жалею их: любимые, какой бестолковый попался вам бог! Творец, который тратит так мало, который так мало дает и столь многого требует – жнет, где не сеет и собирает, где не рассыпал. Но вы были рождены, и отрыли глаза, и увидели звезды – неужели теперь, после всего, я убью вас, пошлю свою кару – за то, что мне не хватает слов?

16:58 

"На последнем берегу"

Дочитала недавно третью часть о Земноморье, и как-то эта часть понравилась еще меньше первой. Хотя драконы, конечно, -- это круто. Может быть, это немного бессистемное путешествие от острова к острову лишает книгу некоей цельности? И еще: там такая масштабная проблема, чуть ли не конец света, а как-то все получилось коротко и не очень эпично... Может, тут действует сравнение с Толкиным: вот, мол, должно же как у Толкина быть, где битва-то, а? Хотя сравнение с ним тоже не в пользу: как-то очень видно, что путешествие в страну теней сильно похоже на Мордор. Даже скучно стало в конце. Не знаю. Вроде, неплохо, ярко, умно, но вот что-то не то... Конец какой-то смазанный и короткий: такое важное событие -- венчание Аррена на царство, обретение Земноморьем настоящего короля, а так мало сказано, так бледно.
Понравились Дети Открытого Моря с их китами, плотами, ветрами и резными идолами химерических, хвостатых и крылатых богов; драконы, конечно же; морские туманы и звезды -- вообще атмосфера, как и в прошлых частях.
Пока сделаю перерыв, другое почитаю (читаю "Дом, в котором...)

@темы: литература

01:08 

"Гробницы Атуана" и "На берегах Невы"

Читала в поезде на пути в Москву ("Времена и Эпохи", ух-ху-ху!) "Гробницы Атуана", и, кажется, они понравились мне больше "Волшебника". Здесь уже не хромает композиция, да и перевод, видимо, был лучше, уже нет ощущения недостаточного психологизма. Они более атмосферные, более захватывающие и цельные. Хотя, честно сказать, меня немного разочаровало то, что между Тенар и Гедом так и не случилось любви, но это уже мои заморочки.
***
Дочитала только что "На берегах Невы". Это действительно оказалось очень интересно и местами ужасно смешно. Эти воспоминания -- это как живое, настоящее знакомство с поэтами Серебряного века, "без глянца", как с реальными людьми со своими слабостями, странностями, немощами. Так странно осозновать и видеть, что вот, они все были такими же людьми, как и мы: так же хотели есть, так же боялись публичных выступлений, так же смущались, говорили и делали глупости, раздаражались, завидовали; им точно так же, как и нам, было холодно, страшно, неловко, одиноко. И как, несмотря на "скудные пределы естества", они все же писали такое... Удивительное существо человек -- полудух, полузверь.
И сюда же: говорят про "пирамиду потребностей", но ведь вот, как была счастлива Одоевцева в эти голодные и холодные годы, как она забывала про естественные ("базовые") потребности, стремясь к высшим. Удивительное существо человек. Вот, должно быть так, смотрите, а нет же, вопреки всем доводам и всем правилам, формулам -- вот оно как.

@темы: литература

01:59 

Что делать летом (ОБЯЗАТЕЛЬНО, ДАША)

1. Продолжать писать: птичьи сказки, звездные сказки, Розу Ветров. Прям действительно много писать, а не по чуть-чуть.
2. Читать детскую литературу и почти детскую: "Маленьких мужчин" Олкотт, Люси Монтгомери, Роальда Даля и т.д. Фольклорные сказки тоже можно.
3. Читать по странице по методу Франка (пока английские сказки).
4. Научиться рисовать получше. Использовать рисование для писательства и идей.
5. Создать жж, как говорила Даша, про литературу. Разместить там статью про ГП и Проппа, предложить ее "Типичному Поттероману" и дать ссылку на жж. Если людям понравится, написать еще статьи про ГП (фольклорные мотивы типа змееборчества, контаминация жанров) и про "Хоббита", и про ХН. Если все получится, вести жж дальше -- про литературу.
6. Написать сказку для конкурса "Насти и Никиты" (примерно от 8--10 стр). Разместить на сайте ближе к августу.
7. Поискать другие подходящие конкурсы.
8. Освоить ворд до автоматизма.
9. Подтянуть орфографию.

@темы: реальность, планы, литература

01:51 

"Волшебник Земноморья". И снова вечная тема.

Некоторое время назад (не помню точно, наверное, меньше недели) дочитала "Волшебника Земноморья" Урсулы Ле Гуин. Я бралась за него еще то ли в апреле, то ли в мае (в инете), но как-то не очень тогда пошло. Потом вот купила книжку в букинисте -- он был там вместе с "Хоббитом". Сначала очень понравилось, особенно в начале, где описывается Гонт: видишь этот остров с зелеными горами, с домами, поднимающимися всё выше и выше, видишь море, чувствуешь ветер, что дует с вершин, и ястреб парит в небе. После "магии истинных имен" стало еще понятней некоторое у Хелависы и БГ ("Много кто хотел её вернуть, ни один не знал имя"). Точнее -- понимаешь, что был прав, правильно понимал их. Мне кажется, что у Ле Гуин это связано с вот этим апокалептическим про "белый камень" и "истинное имя", которого никто не знает, кроме того, кто получает. И вообще там очень хорошо вся философия магии прописана, и острова, и культура (и еще же будет про религию дальше), и общество. Но мне не хватило у Ле Гуин (ну, в этой пока книге) хорошей композиции: как-то это все распадается, расползается, и долго вообще непонятно, где и в чем завязка, а потом, когда начинается борьба с Тенью, создается ощущение, что вот, автор писал-писал про Геда, не зная вообще, что будет дальше, тут выползла эта Тень, и автор быстренько за нее схватился и уже не отпускал. Вот это мне не понравилось. Может, в "Гробницах" с этим будет лучше.
А, да, еще диалоги мне не очень понравились. И вообще показалось, что маловато психологизма, что ли, прописанности характеров. Но здесь, может быть, дело еще в переводе.
***
Начала читать дневник Марии Башкирцевой. Пока нравится: действительно так живо, так искренне, и она такая милая. И еще узнаешь себя. Даже захотелсь здесь писать больше и чаще.
***
Поняла, что надо поучаствовать в литературных конкурсах, чтобы чего-то добиться, а то, похоже, на мою рукопись ни одно из издательств так и не обратит внимания. Обязательно напишу сказку страниц в 10 для конкурса "Насти и Никиты": хотя, честно сказать, победившие там рассказы и сказки мне неочень понравились. Мне кажется, что у меня уровень выше (может, это самообман). Надо попробовать. Вообще всё это возможно, но нужно лет пять, наверное, чтобы тебя действительно стали постоянно печатать и читать, чтобы можно было это сделать профессией, а до этого надо же где-то работать, как-то зарабатыавать. Но главное: как понять, что ты вот пишешь и не плодишь посредственность, а действительно делаешь что-то значимое? Мне кажется, что таки да, у меня есть там что-то значимое, есть потенциал ещё, что я могу оставить след. Как? Наверное, только дойдя до читателя, увидев реакцию, прочитав, что напишут о тебе по-настоящему умные люди, люди с действительно хорошим литературным вкусом. Будем пробовать и стараться.

@темы: литература, пространные рассуждения

23:04 

Список книг

Надо уже, наконец-то, написать себе список книг для прочтения (и перечтения) в электронном варианте, а то на бумаге опять потеряю.
***
Английские народные сказки и вообще литературные сказки (порыться еще и вспомнить).
Дочитать-таки "Имя Розы" Умберто Эко.
Диккенс
"Шерли" Ш.Бронте.
Что-нибудь из Теккерея (особенно сказку "Кольцо и роза").
"Король забавляется" Гюго.
Возможно, еще "Илиаду" (как пойдет).
Что-нибудь из Мориака.
Андре Моруа (тетя Вика советовала). Кажется, у него еще есть интересная биография Гюго.
"Чудо святого Антония" Метерлинка.
Джордж Элиот.
"Обрыв" Гончарова (экранизацию мне, что ли, посмотреть, чтобы роман пошел?..)
И вообще восполнить свои пробелы в русской и зарубежной классике! Ну уж хотя бы из Золя что-нибудь...
Вудхауз!
"Мария Стюарт" и "Орлеанская дева" Шиллера.
Из детсткого: Роальд Даль, Люси Монтгомери (про Энн из зеленых крыш), "Маленькие мужчины" Олкотт.
Урсула Ле Гуин.

***
"ВК", "ГП", трагедии Шекспира, "Мертвые души", "Обломов" и еще что-нибудь из нашей классики.
***
Литературоведческое: Гаспаров (особенно разборы стихотоворений), Бахтин, Лотман. "Мысль, вооруженная рифмами" Холшевникова (когда-нибудь я уж доберусь до нее, а?! с первого курса тянется!)
запись создана: 11.05.2016 в 23:04

@темы: литература, список

23:03 

Диккенс и "Буря"

Прочитала два диккенсовских романа -- "Холодный дом" и "Дэвид Копперфилд". Уже давно вообще-то, но никак все не напишу. Поняла, что Диккенс таки да, мне нравится, можно читать, и читать, и читать. Причем, зная уже сюжет, ты наслаждаешься уже просто его мастерством, тем, как он описывает людей, события, ситуации (особенно людей!), его сравнениями, колоритностью его персонажей. Но когда роман добирается до очередного особо напряженного витка сюжета, ты, хотя и зная, чем все это закончится (а, может быть, именно поэтому), закрываешь страницу рукой и читаешь жадно-жадно, стараясь не увидеть того, что ты уже и так знаешь. Это такая игра в незнание?
"Буря" Шекспира как-то почти не вызвала эмоций. Может, настроение не то. Показалось даже, что вообще слабовато -- только превращения, превращения, превращения и всеобщее удивление, а психологизма и вообще чего-то эдакого словно бы нет (ну, это мне так показалось. Может, не настроилась я на "Бурю").

@темы: литература

03:00 

"Пигмалион"

Недавно наконец-то прочитала "Пигмалиона" Шоу. Мне эта пьеса понравилась куда больше, чем "Дом, где разбиваются сердца" (из которой, кажется, я вообще мало что поняла). Теперь понятно, почему именно она так популярна, только жаль, что обычно все как-то упрощают, сделав Хиггинса влюбленным в Элизу. Если бы он действительно в неё влюбился, пожалуй, это выглядело бы несколько пошловато, избито, а так получилось более глубоко и интересно. И реалистично, наверное? Ведь жизнь такая странная. И Хиггинс не влюбляется, а остается все тем же холодноватым заразой совсем без сердца, хотя влюбленность "сердца" ему бы и не прибавила, он даже и тогда, пожалуй, относился бы к Элизе как к вещи. Ведь финальная привязанность к ней - не более чем привязанность к исключительно удобной вещи вроде кресла или телефона.
Жаль, что Шоу почти не показывает собственно последовательное развитие Элизы, но у него, кажется, задача-то другая (хотя на это мне посмотреть бы хотелось). Иногда он слишком увлекается "говорильней", но в целом это очень интересное исследование человеческих отношений.
И все-таки: что делает женщину "леди"? Ведь Элиза после своей "учебы" лучше не стала (хуже тоже не стала, кажется). Название пьесы - это, я надеюсь, ирония. Ведь Хиггинс не создал её, он просто "навел лоск", глянец, если хотите. Элиза осталась, в сущности, той же, какой и была, и эта кажущаяся такой непреодолимой и огромной разница между "низшим" и "высшим" классом - всего лишь разница между отсутствием и наличием глянца. Получается, что и правильное произношение, и грамотная речь - это тоже всего лишь глянец? Получается, что так. Собственно, внешний лоск - это неплохо, и даже хорошо, но все-таки он не более, чем внешний лоск. Наша земная человеческая влюбленность бросается именно на это, на внешний лоск - Фредди, естественно, не обращает внимания на грязную цветочницу, но влюбляется в светскую даму. *дальше рассуждать на очевидные темы стало вдруг скучно*

@темы: литература

02:26 

Петербург

Петербург, конечно, очень красив, но из-за того, что построен он весь преимущественно в классическом стиле, пожалуй, выглядит несколько однообразно. Петербург - это как строгий классический стиль в одежде: стильно, со вкусом, опрятно, по-европейски, но все-таки немного скучновато. Везде колонны, везде античные статуи. А я люблю этно и бохо, это - Москва, разная, яркая, русская, сочетающая несочетаемое, носящая красный сарафан и расшитую рубаху, меняющая наряды и настроения. Но все-таки я была очень счастлива, бегая по музеям и архитектурным памятникам и приходя вечером домой к Асатиани наполненная впечатлениями и красотой, хоть и с ноющими от боли ногами. Попробую вспомнить, что я делала конкретно по дням.
9 января. Приехала, поговорили с Аней, а потом (уже стемнело) я поехала в центр, на Невский проспект, увидела Казанский собор, зашла в книжный и купила путеводитель (и блокнот с котами), погуляла по Дворцовой площади, через Дворцовый мост перешла на Васильевский остров (кажется), а потом уже на метро домой.
10 января. Главный штаб Эрмитажа. Правда, я ожидала, что импрессионистов все же будет больше, что я увижу много Моне, Ван Гога, Ренуара, но Моне было маловато, Ван Гога - тоже, а Ренуара вообще, кажется, не было. Зато там были мундиры ХVIII, кажется, века и кафтан Петра I. И выставка венецианца Фортуни (я написала в книге отзывов "Больше платьев!!"), и Джованни Больдини - прекрасный. А потом я еще побежала в сам Зимний (оставалось у меня на него часа полтора) и там немножко побыла, рассматривая интерьеры. Как я прекрасно подошла к Малахитовой гостиной!..
11 января. День был, что удивительно для Питера, солнечный, небо - голубое-голубое. Увидела Адмиралтейство вблизи, полюбовалась на Исаакиевский собор (внутрь, похоже, не пускали в тот день), потом прогулялась до Медного всадника (и, конечно, со всеми - дурацкие селфи), а потом уже - до Дворцовой площади и на автобусе - к Русскому музею. Там было чудное: над Русским музеем, в голубом-голубом, как весной, небе летали чайки (это уникальная радость Петербурга - я все не могла привыкнуть, что чайки, настоящие чайки, те самые чайки - и кричат так же! - летают в таком большом городе, над коробками многоэтажек). Белые-белые, я следила за ними взглядом, пока не начинало казаться, что они не высоко там, а близко-близко ко мне, так, что рукой можно достать. А потом я пошла к входу и увидела, что какая-то тетечка кормит голубей, и они едят прямо с рук. Я подумала, что она их все время так кормит, но тетечка стряхнула голубей с рук (ну хватит, мол, надоели, я вообще-то в музей пришла!) и, открыв дверь, зашла внутрь. У меня было немного хлеба, и я тоже их покормила, и они тоже садились мне прямо на руки. Но оказалось, что в музее не было бесплатно для студентов, только скидка, и мне немного не хватило денег, да и, к тому же, времени оставалось маловато, и потому я решила ехать к Достоевскому. Чуть не потеряла сережку - увидела, что ее нет, только в метро, и побежала обратно искать. И нашла! Она спокойненько так себе лежала у касс. А потом к Достоевскому поехала, хорошо там было. Только мало. А совсем вечером - снова Эрмитаж, но опять я успела не все, а только залы с доисторическими штуками (и, как истинная девочка, фотографировала бусы, раздумывая над тем, какие бы себе заказать). Приехала счастливая с открытками Князева с рыжим Федором Михалычем.
12 января. В этот день Аня поехала со мной в Русский музей. Мы так насмотрелись на Айвазовского на временной выставке, что я уже потом просто не могла видеть море на других картинах. И ноги у нас болели, но когда мы поели в столовой, то сил прибавилось, и хватило еще на залы с передвижниками, авангардистами (правда, мы не долго там задерживались, но на фоне абстракционистов, оказывается, интересно фотографироваться - о да, девочки ходят в музей, чтобы фоткаться), советским искусством. Нам понравились больше всего, пожалуй, пятидесятники, Поленов, Нестеров. Я ждала картину Репина "Какой простор!", потому что купила открытку в музее, но ее там не было. Еще я спрашивала всех про Сомова и Бенуа, но их было маловато, а половину их зала я случайно пропустила - победитель по жизни((( Но вообще было хорошо. Надо тренировать ноги.
13 января. День отъезда. Все быстро так промелькнуло и быстро закончилось, но этот день еще оставался. Я поехала к Петропавловской площади, погуляла там, попала на выставки петербургского модерна и упаковки и рекламы. Понравилось очень. Какие люстры, какие платья, какие гарнитуры, какие сумочки! Ну, а реклама, понятно, в конце ХIХ - начале ХХ (и раньше, наверное, тоже) была искусством, не тем, на что больно смотреть сейчас. Потом я опять поехала к Федору Михалычу - купить книжку с картинками Князева.
Не успела я многое, много где не побывала, и я еще надеюсь приехать весной или летом, в пору белых ночей. Когда-нибудь.

@темы: реальность

01:41 

"Маленькие женщины"

А "Маленькие женщины" оказались очень милыми. Это они мне помогали вылезти из депрессии во время практики. Я как начала их читать - и сразу стало тепло-тепло. Теплые они, уютные, очень хорошие, светлые. И живые. Хотя есть места, где, пожалуй, слишком поучительно (что вредно для художественности), но в целом все же хорошо. Странно, что в фильме почти убрали эту "христанность" - и то, что девочки Евангелие читают, и то, как они играют в пилигримов, и как мать учит их христианским заповедям и т.д. А еще я постоянно забывала, что они американки, и по привычке считала всех англичанками. Наверное, в 19 веке англичане и американцы все же не так различались, как в 20 и сейчас.
И Лори брюнет вообще-то, а не блондин!!

@темы: радости, литература

01:33 

Практика

Так, пока меня не захлестнуло новыми впечатлениями, надо написать ОБ ЭТОМ. Это был, без сомнения, худший период моей учебы. Надеюсь, он таковым и останется. Надежды разрушены, иллюзий насчет собственных способностей больше не осталось, опыт приобретен - так что в каком-то смысле результаты достигнуты. Но все равно это было ужасно. И бессмысленно. Зачем нам впихнули ее при таком дипломе, я так и не поняла. Наверное, чтобы разрушить все надежды на более-менее нормальную профессию. В общем, кратко:
1. Работа учителя - это каторга. Учителям надо давать медали и премии за ударный труд на благо Отечества и дополнительно - за храбрость. А им платят копейки.
2. Детей не угомонишь. Конечно, могут попасться и спокойные, но одного класса с вот такими вот чертенятами, как из 5 "Г", достаточно, чтобы все нервы измотать.
3. Никаких педагогических способностей у меня нет и в помине. Я не умею их успокаивать, не умею быстро ориентироваться, не умею интересно рассказывать, не умею придумывать интересный урок и т.д и т.п. И вообще все эта педагогическая и методическая муть вызывает у меня живейшее отвращение (а уж про фгосы и документы я вообще молчу).
4. Школа прогнила насквозь. Слишком много недостатков, учеба в школе все больше превращается во что-то бессмысленное. Единственный мотиватор - страх и ЕГЭ. Учителя всё орут. Всё унифицировано, умные скучают, глупые не понимают ничего и не интересуются ничем. Слишком много возлагается на ребенка, индивидуализации нет. И т.д. и т.п.
5. ДОКУМЕНТЫ.
В общем, бегите, глупцы, подальше от государственных учреждений. Мир лежит во зле (не новость), государство хорошим не бывает. Я не верю в общественный прогресс (в регресс тоже). Все плохо, как всегда. Рай на земле возможен только в отдельно взятой квартире. Уют - это, собственно, и есть отгороженность от мира (у - под, ют - крыша). Прекрасны только осколки рая.
Хорошо, я все это пережила, было это ужасно. Мне помогла настойка женьшеня, которую я каждый день пила с водичкой и тогда уже бодро шла ТУДА, как в какое-то адское пекло, готовилась к урокам ночами, проверяла тетради. Слава Богу, и документацию мы тоже сдали. Фффух.

@темы: реальность, опыт

18:32 

Книги и отец Браун

Надо продолжить вести дневник (хотя бы о том, что читаю), а то, чую я, писать я стала хуже.
Почему-то после "Кыси" и "Перелетного кабака" я долго ничего не могла выбрать: хотела перечитать ВК, но поняла, что мне не нравится ни один из переводов (учи английский! хотя, может быть, дело не в этом, ведь и фильм почему-то мне не захотелось пересматривать); взялась за список - но с русской литературой XX и нашего века у меня сложные отношения; начала читать "Полную луну" Вудхауза, но - что-то не то (надо все-таки цикл о ДиВ дочитать); принялась за ГП - поняла, что все-таки хочется чего-то реалистического; стала читать "Жив-человек" - все равно нет вовлечения. Наверное, это со мной что-то не так - может, депрессия эта, а, может, это значит, что мне надо не читать, а писать.
Сейчас читаю рассказы об отце Брауне. Мне нравится, как Честертон подбирает фон для преступления (или преступление - под стать декорациям?), как он погружает в атмосферу места, легкими штрихами рисует пейзаж - без ненужных деталей, без занудства, так, что ты действительно видишь его. Скажем, этот рассказ о графе из мрачного замка (не помню имени) - сначала нам показывают этот замок с зелеными остроугольными башнями, похожими на ведьмины колпаки, странного слугу, кладбище, черный еловый лес. Когда отец Браун обсуждает с коллегами "улики", снаружи бушует буря и ветки стучат в окно. Еще детективные рассказы КГЧ - не просто детективные, а еще философские. Это этакий "философский детектив", любое преступление здесь - не просто увлекательная головоломка, а повод задуматься о жизни, смерти, любви, Боге. И отец Браун разгадывает загадку не без помощи интуиции.

@темы: литература

04:24 

Нарисовать

Кажется, пора писать список того, что хочется нарисовать, но как-то руки не доходят.
1. Шерлока-выдру и Джона-ёжика.
2. Патрика Дэлроя с вывеской "Старого корабля" и бочонком рома.
3. Человека-в-Цилиндре, у которого из цилиндра, как из выхлопной трубы, валит гребенщиковский "раскрашенный воздух". "Мы носим на голове подобие фабричной трубы" (ГКЧ). Стоит он на английских зеленых холмах, а живет в Биг Бене.
4. Розу Ветров (какая она?)
5. Большого-большого планетарно-звездно-галактического кита.
6. Кита тумана по имени Реджинальд (в честь Дживса), который увозит Дживса и Вустера от английских берегов к реке Янцзы, где бродит католик (патер Браун) и бродит Шаман, чье имя запретное запрятано меж семи рогов. Белая лошадь приносит Шаману его имя в белом камне.
А Дживс тем временем, довольный, удит рыбу.

00:01 

Я нашла эту цитату!

"Суровость Его добрее, чем наша мягкость". К.С. Льюис

@темы: цитаты

01:16 

А вот это сохраню - пригодится

В сердце тогда им обоим проникло желание плача:
Подняли оба пронзительный вопль сокрушенья.
"Одиссея", Гомер.

@темы: цитаты

01:58 

Странное такое состояние: от полного восторга и упоения текстами Вудхауза (Господи, как же я рада, что нашла его) до физической уже боли в сердце из-за всех этих переживаний по поводу будущего и своего, так сказать, КПД. Глицин пила, валосердин пила - что-то не очень помогает. Потому что - что мы имеем? Сказки мои, как говорит Ира Асатиани (и правильно, наверное, говорит), такие еще сырые, наивные, неглубокие, плоские. Да, в качестве неплохой детской литературы они бы сошли. Но ведь, как говорил Льюис, детская книга, которую любят только дети - плохая книга. Зачем плодить посредственность? И стихи такие же. Просто компиляция, побочный эффект филологии головного мозга. Все филологи что-то пишут. Если с детства читаешь и очень любишь литературу, то как тут не попытаться "внести свой вклад". Я столько лет задавала себе вопросы о том, насколько объективно художественны мои тексты. И до сих пор не очень знаю. Как сказала однажды Настя: "Ну, если бы ты была гением, это бы было видно". Ясное дело. И пишу я не всегда, а только когда "есть вдохновение". Ну, относительно. Бывает, что так не хочется, и ты забываешь, откладываешь. В меня, наверное, положили всего по чуть-чуть: чуть-чуть умеет писать (чуть-чуть - стихи, чуть-чуть - прозу), чуть-чуть умеет рисовать, чуть-чуть умеет петь и т.д. И я до сих пор не могу понять, кто же я. Впрочем, дальше.
Филология как наука, диплом и Литература
Я - не ученый, это точно. Я не люблю стремиться к объективности, писать о произведении сухим научным языком, а уж тем более - составлять все эти списки литературы и оформлять все как надо. Сейчас я даже колеблюсь с темой диплома: у меня была та тема про лит. сказки и Проппа, но теперь, полюбив Вудхауза, я хочу писать что-то про него, чтобы не отрываться от него и читать дальше. А еще хочется и Честертона туда впихнуть - давно я его как следует не читала. Но как? Какие тут могут быть темы? Плюс еще я боюсь, что, начав писать диплом по тому, что очень любишь, можешь это немножко разлюбить. Но ведь тогда и тема про сказки и Проппа не подходит. Но, с другой стороны, писать на постороннюю тему мне противно, я хочу все-таки писать хоть с каким-то увлечением. Может, диплом по любимой теме стал бы отдушиной в этом году. Потому что эмоции от нашего филфака уже совсем, совсем не такие, как на первом курсе. И вот, я хочу писать на любимую тему, и мне хочется запихнуть туда всех и писать о всех - и о Льюисе, и о Честертоне, и о вновь прибывшем Вудхаузе, и о Толкине. Но как? Что можно такого написать о них всех? Да и надо ли... Боже, я все эти годы обучения на филфаке так мало читала их, читала программу. Я не перечитывала "ВК" тыщу лет (лет пять, наверное), я тыщу лет не перечитывала трактаты Льюиса и Честертона. Я поняла, что пришло время для честертоновских романов, которые я, когда была поменьше, просто не поняла. Сейчас я могу их очень полюбить. Единственное, что я читала из них за годы обучения на филфаке - это "Мерзейшая мощь" Льиюса и кое-что из честертоновских эссе. А, еще "ХН" Лизе читала. Сейчас, когда я читала интервью Трауберг о Вудхаузе, на меня снова все это нахлынуло. И я поняла, что хочу к ним, хочу опять их читать, а не "вот это всё". Но хочу ли я писать о них научные работы? Не знаю.
Ну, во всяком случае, в магистратуру мне не надо. Я не хочу больше так учиться. И я устала уже от учебы. Надо, чтобы мама это поняла.
Тут мы доходим до следующего пункта - про работу.
Будущее и работа
Вот тут вообще тьма. У меня аж сердце от всего этого болит. Я должна бы была попробовать себя в роли репетитора - но я ничего не знаю, ничего не могу. А зачем, спрашивается, были все эти три года на филфаке, если ты ничего не знаешь и не можешь? Чему ты научилась? Конспекты писать? Одна надежда на практический курс орфографии. Но пока мы его завершим, я тут уже загнусь от страхов и осознания собственной ненужности. Я даже объяснять не умею. И говорю как косноязычная. Да и пишу с тавтологией. А впереди практика в школе. Что я буду делать? Стоять и мямлить "эээ"?
В итоге, получается, что я ничего не могу и не умею, кроме как читать. Я, может быть, знаю немало, но какой от этого толк, если это не умеешь передавать? Да и "немало" ли. Может, на самом деле, сущая ерунда. Везде белые пятна. Еще и накатывает эта лень, и приходишь в универ, а там, по большей части - скукота какая-то. Не знаю, не знаю. Господи, что же делать-то? Кто я?

22:35 

"Чувство и чувствительность"

Недавно дочитала (перечитала) "Чувство и чувствительность" Джейн Остин. Странно и смешно, что в библиотеке Остин стоит в "сентиментальном романе", тогда как это голимый реализм. И уж до сентиментальности Остин ох как далеко. Скорее ее можно обвинить в том, что она немного суховата. Особенно в этом романе: ее осуждение Марианны не вызывает у меня сочувствия, ведь Марианна все-таки ведет себя как типичная семнадцатилетняя девушка. А вот сдержанность и самообладание Элинор кажется почти сверхъестественным: но может ли девушка в возрасте двадцати лет настолько владеть собой? Если только она, конечно, не флегматична по природе. И, честно сказать, при чтении даже как-то не очень верится в ее любовь к Эдварду. Да, она очень самоотверженна, она очень любит сестру и мать, забывает о себе и т.д., но... Но все-таки чувствам ее уделено как-то ну очень мало внимания, если учесть, что Элинор все-таки главная героиня. "И влюблены были все-таки не настолько, чтобы воображать, будто в их силах прожить безбедно на триста пятьдесят фунтов в год".
(Но я все-таки очень люблю Остин)

@темы: литература

"Во всём мне хочется дойти / До самой сути"

главная